Preview

Кубанский научный медицинский вестник

Расширенный поиск

Прогнозирование риска развития послеоперационной панкреатической фистулы у пациентов, перенесших дистальную резекцию поджелудочной железы: ретроспективное контролируемое исследование

https://doi.org/10.25207/1608-6228-2021-28-2-33-45

Полный текст:

Аннотация

Введение. Несмотря на снижение летальности, после дистальной резекции поджелудочной железы частота развития послеоперационных панкреатических фистул (ППФ) у пациентов, перенесших данную операцию, остается высокой. Однако прогнозирование развития данного осложнения до сих пор является сложной клинической задачей.

Цель исследования  анализ прогностических факторов риска развития послеоперационных панкреатических фистул у пациентов, перенесших дистальную резекцию поджелудочной железы.

Методы. Проведено ретроспективное контролируемое исследование. В исследование включены 107 пациентов, в том числе 63 (58,9%) мужчин и 44 (41,1%) женщины. Все пациенты, включенные в исследование, были прооперированы в объеме дистальной резекции поджелудочной железы с последующим морфологическим исследованием удаленных препаратов. Всем пациентам проводилась оценка лабораторных показателей, включавшая проведение общего, а также биохимического анализа крови. Проводилась оценка плотности ткани поджелудочной железы в области предполагаемой резекции по данным компьютерной томографии. Пациенты были разделены на две группы: 1) пациенты, у которых не возникло ППФ (n = 77), и 2) пациенты, послеоперационный период у которых осложнился развитием ППФ (n = 30).

Результаты. Среди пациентов в сравниваемых группах не было статистически значимых различий по возрасту, полу, оценке по ASA и индексу массы тела. При проведении мультивариантного анализа выявлена статистически значимая корреляция риска возникновения ППФ со следующими факторами: диаметр главного панкреатического протока менее 3 мм (отношение шансов (ОШ) — 1,02, 95% доверительный интервал (ДИ) 1,01–1,05, р = 0,01), плотность поджелудочной железы в области предполагаемой резекции <30 HU по данным компьютерной томографии (ОШ 3,18, 95% ДИ 1,38–7,74, р < 0,01) и разность показателей альбумина в первый послеоперационный день и до операции более 14 г/л (ОШ 3,13, 95% ДИ 1,19–8,24, р < 0,01).

Заключение. Диаметр главного панкреатического протока менее 3 мм, плотность поджелудочной железы в области предполагаемой резекции <30 HU по данным компьютерной томографии, а также разность показателей альбумина в первый послеоперационный день и до операции более 14 г/л являются независимыми факторами риска развития послеоперационных фистул.

Об авторах

Е. С. Дроздов
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Сибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации; Областное государственное автономное учреждение здравоохранения «Томский областной онкологический диспансер»
Россия

Дроздов Евгений Сергеевич — кандидат медицинских наук; ассистент кафедры хирургии с курсом мобилизационной подготовки и медицины катастроф; врач-онколог 

Московский тракт, д. 2, г. Томск, 634050

пр. Ленина, д. 115, г. Томск, 634009

 +7(923) 418-64-05



Е. Б. Топольницкий
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Сибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации; Областное государственное автономное учреждение здравоохранения «Томский областной онкологический диспансер»; Областное государственное автономное учреждение здравоохранения «Томская областная клиническая больница»

Топольницкий Евгений Богданович — доктор медицинских наук; профессор кафедры хирургии с курсом мобилизационной подготовки и медицины катастроф; заведующий торакальным отделением; врач-онколог

Московский тракт, д. 2, г. Томск, 634050

пр. Ленина, д. 115, г. Томск, 634009

ул. Ивана Черных, д. 96, г. Томск, 634063



С. С. Клоков
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Сибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации; Областное государственное автономное учреждение здравоохранения «Медицинский центр им. Г.К. Жерлова»

Клоков Сергей Сергеевич — кандидат медицинских наук, доцент; доцент кафедры хирургии с курсом мобилизационной подготовки и медицины катастроф; главный врач

Московский тракт, д. 2, г. Томск, 634050

пер. Чекист, д. 3, г. Северск, 636013



Т. В. Дибина
Областное государственное автономное учреждение здравоохранения «Медицинский центр им. Г.К. Жерлова»

Дибина Татьяна Викторовна — кандидат медицинских наук; врач ультразвуковой диагностики

пер. Чекист, д. 3, г. Северск, 636013



Список литературы

1. Jang J.Y., Shin Y.C., Han Y., Park J.S., Han H.S., Hwang H.K., Yoon D.S., Kim J.K., Yoon Y.S., Hwang D.W., Kang C.M., Lee W.J., Heo J.S., Kang M.J., Chang Y.R., Chang J., Jung W., Kim S.W. Effect of polyglycolic acid mesh for prevention of pancreatic fistula following distal pancreatectomy: a randomized clinical trial. JAMA Surg. 2017; 152(2): 150–155. DOI: 10.1001/jamasurg.2016.3644

2. Wellner U.F., Makowiec F., Sick O., Hopt U.T., Keck T. Arguments for an individualized closure of the pancreatic remnant after distal pancreatic resection. World J. Gastrointest. Surg. 2012; 4(5): 114–120. DOI: 10.4240/wjgs.v4.i5.114

3. Yüksel A., Bostancı E.B., Çolakoğlu M.K., Ulaş M., Özer İ., Karaman K., Akoğlu M. Pancreatic stump closure using only stapler is associated with high postoperative fistula rate after minimal invasive surgery. Turk. J. Gastroenterol. 2018; 29(2): 191–197. DOI: 10.5152/tjg.2018.17567

4. Bassi C., Marchegiani G., Dervenis C., Sarr M., Abu Hilal M., Adham M., Allen P., Andersson R., Asbun H.J., Besselink M.G., Conlon K., Del Chiaro M., Falconi M., Fernandez-Cruz L., Fernandez-Del Castillo C., Fingerhut A., Friess H., Gouma D.J., Hackert T., Izbicki J., Lillemoe K.D., Neoptolemos J.P., Olah A., Schulick R., Shrikhande S.V., Takada T., Takaori K., Traverso W., Vollmer C.R., Wolfgang C.L., Yeo C.J., Salvia R., Buchler M.; International Study Group on Pancreatic Surgery (ISGPS). The 2016 update of the International Study Group (ISGPS) definition and grading of postoperative pancreatic fistula: 11 years after. Surgery. 2017; 161(3): 584–591. DOI: 10.1016/j.surg.2016.11.014

5. Ecker B.L., McMillan M.T., Allegrini V., Bassi C., Beane J.D., Beckman R.M., Behrman S.W., Dickson E.J., Callery M.P., Christein J.D., Drebin J.A., Hollis R.H., House M.G., Jamieson N.B., Javed A.A., Kent T.S., Kluger M.D., Kowalsky S.J., Maggino L., Malleo G., Valero V. 3rd, Velu L.K.P., Watkins A.A., Wolfgang C.L., Zureikat A.H., Vollmer C.M. Jr. Risk Factors and mitigation strategies for pancreatic fistula after distal pancreatectomy: analysis of 2026 resections from the international, Multi-institutional Distal Pancreatectomy Study Group. Ann. Surg. 2019; 269(1): 143–149. DOI: 10.1097/SLA.0000000000002491

6. Hendrix R.J., Damle A., Williams C., Harris A, Spanakis S., Lambert D.H., Lambert L.A. Restrictive intraoperative fluid therapy is associated with decreased morbidity and length of stay following hyperthermic intraperitoneal chemoperfusion. Ann. Surg. Oncol. 2019; 26(2): 490–496. DOI: 10.1245/s10434-018-07092-y

7. Nagakawa Y., Hijikata Y., Osakabe H., Matsudo T., Soya R., Sahara Y., Takishita C., Shirota T., Kobayashi N., Nakajima T., Hosokawa Y., Ishizaki T., Katsumata K., Tsuchida A. why does postoperative pancreatic fistula occur after hand-sewn parenchymal closure and staple closure in distal pancreatectomy? Surg. Laparosc. Endosc. Percutan. Tech. 2019; 29(2): e15–e19. DOI: 10.1097/SLE.0000000000000604

8. Illuminati G., Cerasari S., Pasqua R., Nardi P., Fratini C., Frey S., Iannelli A., Marini P. Results of standard stapler closure of pancreatic remnant after distal spleno-pancreatectomy for adenocarcinoma. Front. Surg. 2020; 7: 596580. DOI: 10.3389/fsurg.2020.596580

9. Kollár D., Huszár T., Pohárnok Z., Cselovszky É., Oláh A. A review of techniques for closure of the pancreatic remnant following distal pancreatectomy. Dig. Surg. 2016; 33(4): 320–328. DOI: 10.1159/000445017

10. Chikhladze S., Makowiec F., Küsters S., Riediger H., Sick O., Fichtner-Feigl S., Hopt U.T., Wittel U.A. The rate of postoperative pancreatic fistula after distal pancreatectomy is independent of the pancreatic stump closure technique — A retrospective analysis of 284 cases. Asian. J. Surg. 2020; 43(1): 227–233. DOI: 10.1016/j.asjsur.2019.03.009

11. Sandini M., Bernasconi D.P., Ippolito D., Nespoli L., Baini M., Barbaro S., Fior D., Gianotti L. Preoperative computed tomography to predict and stratify the risk of severe pancreatic fistula after pancreatoduodenectomy. Medicine (Baltimore). 2015; 94(31): e1152. DOI: 10.1097/MD.0000000000001152

12. Jiwani A., Chawla T. Risk factors of pancreatic fistula in distal pancreatectomy patients. Surg. Res. Pract. 2019; 2019: 4940508. DOI: 10.1155/2019/4940508

13. Paye F., Micelli Lupinacci R., Bachellier P., Boher J.M., Delpero J.R.; French Surgical Association (AFC). Distal pancreatectomy for pancreatic carcinoma in the era of multimodal treatment. Br. J. Surg. 2015; 102(3): 229–236. DOI: 10.1002/bjs.9708

14. Mech K., Wysocki Ł., Guzel T., Makiewicz M., Nyckowski P., Słodkowski M. A review of methods for preventing pancreatic fistula after distal pancreatectomy. Pol. Przegl. Chir. 2018; 90(2): 38–44. DOI: 10.5604/01.3001.0011.7491

15. Sugimoto M., Gotohda N., Kato Y., Takahashi S., Kinoshita T., Shibasaki H., Nomura S., Konishi M., Kaneko H. Risk factor analysis and prevention of postoperative pancreatic fistula after distal pancreatectomy with stapler use. J. Hepatobiliary Pancreat. Sci. 2013; 20(5): 538–544. DOI: 10.1007/s00534-013-0596-0

16. Kleeff J., Diener M.K., Z’graggen K., Hinz U., Wagner M., Bachmann J., Zehetner J., Müller M.W., Friess H., Büchler M.W. Distal pancreatectomy: risk factors for surgical failure in 302 consecutive cases. Ann. Surg. 2007; 245(4): 573–582. DOI: 10.1097/01.sla.0000251438.43135.fb

17. Peng Y.P., Zhu X.L., Yin L.D., Zhu Y., Wei J.S., Wu J.L., Miao Y. Risk factors of postoperative pancreatic fistula in patients after distal pancreatectomy: a systematic review and meta-analysis. Sci. Rep. 2017; 7(1): 185. DOI: 10.1038/s41598-017-00311-8

18. Hong W., Ha H.I., Lee J.W., Lee S.M., Kim M.J. Measurement of pancreatic fat fraction by CT histogram analysis to predict pancreatic fistula after pancreaticoduodenectomy. Korean J. Radiol. 2019; 20(4): 599–608. DOI: 10.3348/kjr.2018.0557

19. Kawabata Y., Nishi T., Tanaka T., Yano S., Tajima Y. Distal pancreatectomy utilizing a flexible stapler closure eliminates the risk of pancreas-related factors for postoperative pancreatic fistula. Eur. Surg. Res. 2013; 50(2): 71–79. DOI: 10.1159/000349977

20. Shen J., Zhang Y., Hu J., Wei R., Wu H. Albumin difference as a new predictor of pancreatic fistula following distal pancreatectomy: a retrospective study of 211 consecutive patients. Langenbecks Arch. Surg. 2020; 405(1): 55–62. DOI: 10.1007/s00423-019-01849-z

21. Martin A.N., Narayanan S., Turrentine F.E., Bauer T.W., Adams R.B., Zaydfudim V.M. Pancreatic duct size and gland texture are associated with pancreatic fistula after pancreaticoduodenectomy but not after distal pancreatectomy. PLoS One. 2018; 13(9): e0203841. DOI: 10.1371/journal.pone.0203841


Дополнительные файлы

Для цитирования:


Дроздов Е.С., Топольницкий Е.Б., Клоков С.С., Дибина Т.В. Прогнозирование риска развития послеоперационной панкреатической фистулы у пациентов, перенесших дистальную резекцию поджелудочной железы: ретроспективное контролируемое исследование. Кубанский научный медицинский вестник. 2021;28(2):33-45. https://doi.org/10.25207/1608-6228-2021-28-2-33-45

For citation:


Drozdov E.S., Topolnitskiy E.B., Klokov S.S., Dibina T.V. Pancreatic fistula risk assessment after distal pancreatectomy: a retrospective controlled study. Kuban Scientific Medical Bulletin. 2021;28(2):33-45. (In Russ.) https://doi.org/10.25207/1608-6228-2021-28-2-33-45

Просмотров: 101


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1608-6228 (Print)
ISSN 2541-9544 (Online)